Бизнес попал под «раздачу»? Кто следующий, господа?

PHOTO-2019-08-20-17-35-23

Ну вот они, долгожданные парламентские каникулы. Депутаты, по крайней мере некоторые, отлучились на заслуженный отдых, а бизнес, по крайней мере некоторый, передохнёт и будет «зализывать раны». На последнем (в весенне-летней сессии) заседании Парламента после долгой полемики, глубоких эмоций и артистизма, достойного великих театральных сцен мира, 55 народных избранников проголосовали за часть фискальной политики на 2020 год. В тоже время председатель Парламента напомнила министру финансов, что уже осенью Парламент ждёт от Минфина более комплексную версию бюджетно-фикальной и таможенной политики на 2020 год. А это значит, что продолжение следует…

Я уже высказывала своё мнение по отношению к уже принятым мерам фискальной политики в одной из моих статей. Не буду повторяться, лишь напомню, что шквал страстей был вызван не только повышением ставки НДС на HORECA (Hotel/Restaurants/Cafe) с 10% до 20%, налогообложением талонов на еду, повышением налога на загрязнение окружающей среды (хотя в Парламенте его повышение всё же опустили с 50% до 20%), но и отсутствием процесса консультаций с бизнес-сообществом и предварительного Анализа Регуляторного Воздействия (AIR – Analiza Impactului de Reglementare). Формальные консультации и формальный анализ были сделаны постфактум, а «результат» предоставлен в приложении к информационной записке к законопроекту.

Кстати, я побывала на одном из таких «постфактум» заседаний Минфина, проведённом на этот раз с представителями экономической прессы (Clubul presei economice), на котором также присутствовали и некоторые представители бизнеса. Заседание прошло довольно-таки интересно, очевидным было следующее: бизнес очень зол, экономические журналисты немного в недоумении, да и вся обстановка довольно напряженная (сама министр финансов оценила её позже как враждебную). Что же касается Минфина, то он категорически против потребительской парадигмы для молдавского рынка и не будет давать на это субвенции, а лучше даст субвенции на талоны для занятия спортом во благо здоровья нации, чем на еду,  HORECA возмущается зря, продление патента – это предвыборное обещание, а обещания надо сдерживать, г-н Виктор Бурунсус (советник премьера по экономическим вопросам) – ярый сторонник Анализа Регуляторного Воздействия, и поэтому напоминает об АРВ министрам на каждом заседании Правительства,  в следующий  раз обязательно будут соблюдены все процедуры, предусмотренные государством для законопроектов с воздействием на бизнес. Обещания услышаны, посмотрим на их реализацию, ведь члены парламента ждут остальные меры фискальной и налоговой политики уже в сентябре.

PHOTO-2019-08-20-17-22-47

Кстати, как будто в «противовес» на встречу были приглашены г-н Валерий Лазэр – бывший министр Экономики, который после элегантного введения поддался общему настроению и перешёл на критику действий Минфина (хотя думаю, что как министр он был и сам «не без греха»), и г-н Вячеслав Кунев – председатель ATIC ( Ассоциации ИТ Компаний Молдовы), который без всяких там введений  вступился за бизнес в целом, высказывая глубокую озабоченность по следующим пунктам:

I. Отсутствие доверительных отношений и открытого диалога между бизнесом и государством, которое устанавливает «правила игры» и формирует на данный момент атмосферу недоверия. «К сожалению, последние действия властей показывают, что самым важными навыками молдавского бизнеса должны быть навыки быстрого сворачивания бизнеса и его перемещения в другие страны, так как нет никакой уверенности в последовательности и преемственности важнейших для бизнеса решений хотя бы на среднесрочную перспективу»- сказал Кунев.

II. Возврат в патриархальные и примитивные формы фискальной политики «для всех», в то время как современная экономика во всём мире усложняется. «Мы только начали выходить на уровень, когда каждая отрасль получает свой уникальный налоговый режим, чтобы обеспечить максимальную динамику роста налогов и привлекательности страны для бизнеса, как опять всё возвращается на круги своя. Понятно, что примитивные солнечные часы, состоящие из воткнутой в землю палки, проще сделать, чем швейцарский часовой механизм, но хочу напомнить, что как только солнце заходит солнечные часы не работают, да и время они показывают не очень точно» – продолжил Кунев.

Наблюдая, как на данной встрече Кунев защищает HORECA и талоны на еду, я вдруг вспомнила слухи о том, что «поблажки» для парка информационных технологий (парк ИТ) тоже думают пересмотреть, социальная составляющая ведь «хромает» примерно, как и в талонах на еду. Понаслышке такие обсуждения якобы ведутся в Правительстве. Неужели парк ИТ следующий?

Справка автора: «Moldova IT Park был создан на срок в 10 лет и начал свою деятельность 1 января 2018 года согласно Постановления Правительства №.1144 от 20.12.2017, выплачивая в пользу государства льготный единый налог в  размере7%, (совокупный налого, который складывается из подоходного налога с предпринимательской деятельности, подоходного налога с заработных плат, взносов обязательного социального страхования и медицинского страхования, которые вносятся как работодателем, так и работником, местных сборов, налога на недвижимое имущество и налога на использование автомобильных дорог).

Как ответ на мой вопрос, Кунев выслал мне небольшой анализ работы парка ИТ за 2018 год. Эти айтишники сразу видно – технари. То ли и до них слухи дошли, что они следующие, то ли презентации их конёк, но, как бы то ни было, я обожаю говорить на языке цифр и фактов и, как следствие, делюсь с вами самыми интересными из них:

  1. Количество резидентов парка ИТ выросло за 12 месяцев 2018 года на 262 компании (с 77 до 339, рост – 340%) и продолжает расти, насчитывая сейчас 478 компаний (кстати изначально прогнозируемая цифра роста количества резидентов на 10 лет равнялась 400-ам).

Рисунок1

2. Доход за 2018 превысил ожидания и насчитывает 2,2 миллиарда лей, в 2019 ожидается рост до 2,6 миллиардов лей.

3. 81% продаж составляет экспорт услуг, и лишь остаток в 19% это продажи на местном рынке.

Рисунок2

4. Сумма выплаченного единого налога насчитывает 133,5 миллионов леев. Для сравнения, в 2012 году 596 компаний из сектора ИТ выплатили государству 209,074 тысячи лей в качестве налогов, которые сейчас заменяет единый налог.

5. Количество работников в данной сфере выросло почти в 2 раза, с 3500 человек до 6739.

6. Средняя заработная плата по парку за 2018 год выросла на 26,9%, составляя в среднем 27.906 леев.

Рисунок3

7. Уровень соблюдения законодательства при своевременной подаче отчетности членами парка ИТ – 94%.

8. По итогам 2017 года доля сектора ИТ в ВВП Молдавии – 5.7%.

Думаю комментарии излишни, та как рост очевиден. Вот такого рода анализ хотела бы я видеть по HORECA и другим камням преткновения, независимо от того, кто его сделал – бизнес или Минфин. Как говорили великие: «Что фантазия создаёт, то анализ разрушает, как карточный домик»! Хотя, как я уже ранее писала, 6 месяцев по HORECA – срок недостаточный для релевантного анализа, а значит, в таких случаях решения принимаются методом «научного тыка».

Всем критикам напоминаю, что данного рода проблемы в процессе принятия решений не возникли с приходом Правительства Санду и нынешней коалиции, они были всегда и даже в более безобразном виде. Вспомните принятие налоговой политики в последние дни декабря, или даже в январе с обратным действием закона, без процесса консультаций, либо историю изменений, внесённых в закон на стадии публикации в Мониторул Офичиал! Ужасно, правда? И суть не том, что все так делали, а в том, что все надеются, что с приходом нового Правительства государственный подход а ля «против лома нет приёма» наконец-то прекратится!

Здоровой всем бизнес-среды.

components-equipment-it-42255

 

 

«Политический бизнес»

      С тех пор как я поменяла юриспруденцию на бизнес меня не покидала уверенность, что принципы управления страной очень схожи с принципами управления бизнесом. Прошу вас не иронизировать по этому поводу, так как я сейчас пишу не о бизнесе «по-молдавски» и не о «принципах и ценностях» (principii și valori), превративших страну в карманный бизнес олигархов. Я имею в виду реальную схожесть подходов, процессов, менеджмента в достижении поставленной цели. Посудите сами: для обеих областей управление сводится к формуле «POSDCORB», где P = planning (планирование), O = organizing (организация), S = staffing (кадры), D = directing (руководство), CO = coordinating (координация), R = reporting (отчетность), и B = budgeting (бюджетирование). Причём, менеджерские техники, навыки планирования, организации, координации, контроля, используемые в обеих областях, в идеале совершенно одинаковые. Они одинаково унифицируют бухгалтерию, заполняют статистические данные, создают запасы, так же одинаково основываются на принципах иерархии и находятся под влиянием внутренних стандартов, а основными их проблемами являются внутренние процессы, кадры и финансы.

Как и у бизнеса, у государства есть свои заинтересованные лица (stakeholders) и клиенты. Бизнес зарабатывает на продаже услуг и товаров своим клиентам. Государство предоставляет «услуги» нам, гражданам, которые, в свою очередь, платят налоги и пополняют бюджет. Теоретически мы можем отказаться от услуг «нерадивого бизнесмена» и уехать за границу со всеми вытекающими из этого последствиями, либо настаивать на смене «менеджмента государства» путём голосования на выборах или организации протестов. При этом надо отметить, что и в бизнесе есть клиенты, которым неохота давать обратную связь (feedback), и в государстве есть граждане, которым так же неохота писать жалобы или идти на выборы. Таким образом, граждане превращаются в клиентов некой монополии, которой наплевать на «качество услуг» или на «несправедливые условия договора», навязываемые государством своим гражданам, а агентства по защите конкуренции не существует, разве что разные международные организации /партнёры по развитию, которые «вмешиваются» лишь в исключительных случаях.

Ну, и в конце концов, схожесть управления в частном и государственном секторах подтверждается периодической миграцией/ротацией кадров между ними: бизнесмены становятся президентами, а политики «уходят с достоинством» в бизнес.

architectural-design-architecture-buildings-936237

Так, есть ли разница между управлением бизнесом и управлением государством? В США этот вопрос всё чаще стал обсуждаться с приходом к власти известного предпринимателя Дональда Трампа, который ссылался в своей предвыборной компании на опыт, полученный в бизнесе. А я начала над этим задумываться в течение первых 50 дней работы в Молдове нового правительства под руководством М. Санду (у кого, что болит, как говорится). Раньше мне эти мысли в голову не приходили, так как я просто не видела у правителей желания изменить что-либо в Молдове в лучшую сторону, и критиковала их за отсутствие результата, приводя примеры из бизнеса. Сейчас, наконец-то, у Правительства есть желание, неплохая команда министров, есть формальное большинство в Парламенте, которое его назначило, но что-то идет не так… Присутствует некое  дежавю  после конкурса на пост главы Центра по борьбе с коррупцией, и появляется какое-то беспокойство, наблюдая, как  плавно «перетекают ценные кадры» из прошлого правительства в офис Президента. Нас мучают смутные сомнения насчет того, кто, а вернее, представители какой партии будут руководить агентствами, подчиняющимися Парламенту, и некоторыми государственными предприятиями, и, как так «легко» была найдена кандидатура-компромисс (компромисс – описание министра экономики Вадима Брынзан) на пост директора «Moldovagaz». К сожалению, вопросов на сегодняшний день намного больше, чем ответов. Приехав в Молдову, в ходе разных встреч я заметила некое смятение у большинства моих знакомых, скептицизм которых растёт с каждым днём правления нового правительства, несмотря на то что все они подчёркивают честность, неподкупность и трудоспособность кабинета министров.

Вот она политическая составляющая «государственного бизнеса» во всей своей красе! Именно политический характер государственного администрирования отличает его от администрирования бизнеса. Бизнес в идеале аполитичен. Почитав специалистов в этой области, я нашла этому подтверждение. Paul Appleby, известный американский теоретик государственного управления, писал: «Управление государством это политика с тех самых пор как оно должно отвечать общественному интересу… Интересно подчеркнуть, тот факт, что общепринятые политические процессы, которые являются квинтэссенцией демократии, могут работать только посредством государственных органов и, что эти государственные органы не являются исключительно административными, они являются и должны являться политическими» (перевод автора). Того же мнения придерживается лауреат Нобелевской премии, американский экономист Herbert Simon, согласно которому управление государством является бюрократичным и политическим, чем и отличается от управления частными компаниями, которые являются более свободными.

Это то, что я всегда упускала в своих умозаключениях, анализах, предложениях, критике относительно управленцев Молдавского государства. Это то, что все мы упускаем из виду в день выборов, когда голосуем, как попало, или «портим» бюллетени. Это то, что невозможно просто взять и выкинуть из уравнения: (политическая) ВОЛЯ х Профессионализм = Результат.

Итак, бизнесмен строит долгосрочные стратегии, стратегия избранного политика – максимум до следующих выборов. Цель бизнесмена – получение прибыли, цель политика – выиграть предвыборную гонку, быть избранным (тоже своего рода прибыль), но для этого он должен оправдать ожидания избирателей, то есть общественный интерес. Как результат зачастую, чтоб быть избранным политик выбирает социально ориентированную программу, обещая «процветание» тем слоям населения, которые в этом нуждаются (своему электорату), порой не имея на это деньги, и образуя дыры в бюджете. Быть избранным любой ценой это то, что бизнесмен бы ни сделал никогда. Теперь ответим на несколько вопросов:

– «Могут ли бизнесмены управлять страной без политической составляющей?». Ответ: «НЕТ».

– «Могут ли политики управлять страной, не используя бизнес- подход и бизнес- навыки?». Ответ: «Как ни печально, но ДА».

– «Если политик, пришедший к власти, назначит, ну скажем, премьер-министром аполитичного бизнесмена, останется ли данный премьер технократом или негласно примет политическую составляющую? Ответ: «Политическая составляющая будет присутствовать, политик будет влиять на технократа и со временем технократ станет политиком».

Это мои ответы, но каждый из вас может задействовать свое серое вещество и дать иной ответ. Избежать политическую составляющую предлагали многие, например путем технократии – гипотетического общества, построенного на принципах меритократии, в котором власть принадлежит специалистам. Впервые эта идея встречается у Платона в труде «Государство», написанное в 360 г. до н.э. А пока, политическая составляющая акта правления характерна для демократического строя общества, где «назначение лидеров управляемыми ими людьми происходит путём честных и состязательных выборов». В Молдове демократия пока в зародышевом состоянии, и мы все ждем, когда она уже наконец-то появится на свет. А между тем, некоторые политики занимаются «государственным бизнесом», технократы учатся политике, а другие просто «копошатся» в проблемах насущных.

Как вы уже поняли, управление государством подразумевает политический курс, контроль и лидерство. Политический курс Молдовы на деолигархизацию всё еще актуален, даже после побега Плахотнюка и Шора. Контроль принадлежит сейчас 3 партиям: ПСРМ, PAS и «Платформа «DA».  За кем лидерство? Ответ на этот вопрос во многом определит будущее Молдовы.

chess-pieces-color-conceptual-1679618

Здоровой вам бизнес-среды и среды обитания.

 

«Где зарыта собака» или, как бизнес с правительством встречался

Ну вот оно и случилось, в очередной раз встретились бизнес и правительство, а именно две наикрупнейших бизнес- ассоциации Молдовы: Американская Коммерческая Палата (AmCham) и Европейская Ассоциация Бизнеса (EBA), но уже с новым премьер-министром – Майей Санду. Эта встреча была организована в прошедшую пятницу, 28 июня, и, естественно, привлекла моё внимание, так как является первой встречей нового правительства с представителями бизнеса.

Конечно, это не весь молдавский бизнес, в Американской Палате 127 компаний – членов, а в Европейской Ассоциации – 75, но, по моему мнению, это наиболее значимая и активная часть легального и прозрачного бизнеса Молдовы. Напомню, что бизнес и раньше неоднократно и периодически встречался с «сильными мира молдавского», и даже сотрудничал с исполнительной властью в рамках разных проектов и на разных платформах, как например, Экономический Совет при Премьер-министре Молдовы (Consiliul Economic pe lângă Prim Ministru).  Бизнес назвал это сотрудничество  конструктивным, конечно, мы ведь знаем, что может быть и хуже, то есть, полное отсутствие диалога. А правительство радо было помощи, независимо от результата, так как, даже в худшем случае, процесс есть, а значит есть, чем похвастаться и, что донорам показать. Например, тот же Экономический Совет работает не только при премьер-министре, но и при поддержке, (включая финансовую) таких доноров как: Европейский Банк Реконструкции и Развития, фонд правительства Великобритании “Good Governance Fund”, Всемирный Банк и Правительство Швеции. В Совет входят 41 бизнес- ассоциаций, 6 представителей гражданского общества, 10 представителей международных организаций, которые поддерживают реформы бизнес – среды, и 43 представителя государственных структур. Всего сто членов, глубоко заинтересованных в реформах в этой сфере (хотя, наверное, тут я перегнула), но результаты их работы оставляют желать лучшего! Почему?

В принципе, идея Экономического Совета совсем неплохая, главной его ролью является обеспечение эффективного диалога между бизнесом и правительством для улучшения бизнес – среды. Это некий  посредник, который «обходит» бюрократические препоны,тем самым быстро и эффективно доносит до премьера нужды и боль бизнеса, а так же разработанные меры по их устранению. Многие говорят, что молдавский Экономический Совет один из самых эффективных по сравнению с другими странами. Немного не соглашусь с этим.

Во – первых, посмотрим на приоритетные направления работы Совета, по которым были созданы рабочие группы:

  1. Устранение ограничений в предпринимательской деятельности.
  2. Содействие трансграничной торговле.
  3. Стимуляция и поддержка частных инвестиций.
  4. Уменьшение неформального трудоустройства и феномена «зарплат в конверте».
  5. Улучшение позиции Молдовы в международных экономических рейтингах.
  6. Развитие рынка труда.
  7. Другие ситуативные проблемы (ad hoc).

Посудите сами, пункты 4 и 5 представляют собой какой-то микро- менеджмент, без сомнений, если решить проблемы насущные, то эти пункты сами по себе отпадут. Пример тому рейтинг “Doing Business”: пункт 5 назло работе Совета упал в 2018 году на 3 пункта, с 44 на 47. Пункт 7, скажу вам, это некая скорая помощь на случай, если государственные органы идут «по беспределу», то можно относительно быстро «пожаловаться» премьеру и, если это случайность, то есть шанс остановить всё без ущерба бизнесу. Кстати, знаю примеры, когда это сработало и, слава Богу, так как государство у нас не возмещает ущерб, оно даже «извините» не говорит. Хотя, понаслышке знаю, что такие «неотложные» дела в последнее время решались исключительно через Ассоциацию Бизнесменов Молдовы (AOAM), так как доходили до сведения самого председателя этой ассоциации – Владимира Плахотнюка. Думаю, что одним из приоритетов должно стать отсутствие случаев под пунктом 7,  что явилось бы показателем правильной и слаженной работы системы. А до тех пор члены Совета будут по «сто раз» собираться по вопросам ad hoc и один раз по глобальным вопросам реформирования. Даю пример, пройдите по этому линку в раздел «Результаты деятельности», третья сверху публикация рассказывает об изменениях пункта 6 Постановления Правительства 606 от 2015 года. Не буду писать о чём это, хотя знаю об этом очень много, подчеркну лишь тот факт, что Экономический Совет работает с 2011 года.  Вы, безусловно, поняли, о чём я!

Таким образом, реформируем мы эту бизнес – среду на протяжении многих- многих лет, как и все остальное. Как говорится: «благими намерениями устлана дорога в Ад»,  в Молдове, в основном, это так. Посмотрите сами на список приоритетов и ответьте честно на вопрос: «Произошли ли в этих областях значительные изменения?».

Во- вторых, мне кажется, что бизнес попал в некую ловушку: с одной стороны – его позвали сотрудничать, это сотрудничество как бы узаконили, создали платформу и условия. Давайте работайте! С другой стороны – у данного совета роль чисто консультативная, секретариат Совета возглавляет человек премьер-министра, который воплощает повестку дня данного премьера и его кабинета (и даже правящей партии), роль которого заключается в том чтобы «управлять заинтересованными лицами», либо на языке бизнеса “ to manage key stakeholders”. А значит, он объясняет бизнесу, как нелегко воплотить в жизнь все идеи и реформы, тянет время, находит весомые причины, например, Парламент: там никто же не слушает, что думает правительство, словно инопланетяне какие-то, а не народные избранники! И примерно так же, но с большим благоговением, глава секретариата Совета «менеджит» представителей международных доноров, выдавая периодически некие результаты, зачастую либо незначительные, либо незаконченные. Примером может послужить гремевшая весь 2017 год реформа органов контроля с популистским 3-х месячным мораторием на контроли, которая в конечном итоге так и не была доведена до конца, но этим почему-то никто не хвастается.

А теперь вернёмся к пятничной встрече с бизнесом. Из всех встреч на моём веку (я не учувствовала в ней, но это ничего не меняет), начиная примерно с 2012 года, эта встреча нечем особо не отличается от предыдущих. Характерное описание таких встреч следующее:

Бизнес благодарен за данную встречу и возможность озвучить приоритеты дальнейших реформ. Вещь стандартная, почти уже «житейская», так как приоритеты хоть и хорошие, но в большинстве своём всё те же самые. Это не в обиду бизнесу, а скорее государству.

  1. Приоритеты, озвученные Американской Коммерческой Палатой:
  • Первым делом решение фундаментальных проблем. (Do not Compromise on Fundamentals). Это конечно коррупция и юстиция (прим. автора)
  • Улучшение инвестиционного климата. (Enhance Investment-Friendly Business Environment)
  • Конкурентный и предсказуемый налоговый режим. (Guarantee a Competitive and Predictable Tax Regime)
  • Обеспечение основ конкурентного трудового регулирования. (Ensure a Competitive Labor Regulation Framework)
  • Оптимизация трансграничной торговли и доступа на рынок. ( Streamline the Cross-border Trade and Access to Market)
  • Фокус на индустриальной политике. (Focus on Industrial Policy)
  • Доступ к рынку финансовых услуг. (Enhance the Financial Services Usage)
  • Прогресс в цифровом преобразовании. ( Advance on Digital Transformation).

В полном объёма текст документа можно найти на сайте AmCham .

  1. Приоритеты, озвученные Европейской Ассоциацией Бизнеса:
  • Улучшение системы юстиции и правового государства в целом.
  • Развитие инфраструктуры.
  • Доступ к финансированию и стабильная финансовая система.
  • Развитие в области человеческих ресурсов.
  • Изменения в налоговой политике.
  • Действия для реализации DCFTA (Соглашение о свободной торговле с Е.С.).
  • Защита персональных данных.

В полном объёма текст документа можно найти на сайте EBA .

Бизнес профессионально определил приоритеты, но их многовато на век нынешнего правительства. Новому правительству нужны быстрые и конкретные результаты, а значит, как я уже писала, надо выделить самые наиважнейшие приоритеты и сфокусироваться на них. В этом контексте радует обещание Майи Санду, озвученное на встрече с бизнесом, о том, что правительство в скором времени выберет приоритеты и разработает план действий по их решению. Ждём, первое заседание по этому вопросу уже в среду, 3 июля.

Премьер –министр выразила открытость к сотрудничеству и попросила держать связь со своим советником по экономическим вопросам. Это тоже стандартное заявление, которое обычно вызывает много энтузиазма. Но, всё же оно может быть эффективно использовано для получения конкретного результата, например, составления того же плана действий. Кстати, данный советник возглавит заседание на платформе Экономического Совета в эту среду.

И, наконец, последний пункт, который может и должен отличаться от предыдущих встреч бизнеса с предыдущими правительствами:

А что дальше? Именно этот пункт может принести сотрудничеству с бизнесом добавленную стоимость, как говорят англичане “make a difference”. Как я это вижу?

  1. Продолжить сотрудничество с бизнесом на основе платформы Экономического Совета, усовершенствовав её, сделав более эффективной и продуктивной. Бизнес многим может помочь, у него есть ресурсы и знания, которых нет у правительства. А вот сменить или оставить экспертов Секретариата Совета, а особенно его главу, решать Премьеру, так же как: должен ли глава Совета быть «своим человеком» или независимым специалистом (я за последнее).
  2. Поддавшись эйфории не допустить повторения того же старого подхода, а именно: «создать проблему для того, чтобы потом было, что решать». С этой целью, не принимать на рассмотрение правительства законопроекты и проекты постановлений без соблюдения законодательства об анализе регуляторного воздействия на бизнес- среду, в том числе и проекты, которые не прошли процесс публичных консультаций, включая законопроекты, созданные на основании инициативы депутатов парламента, так как, в правовом государстве никто не может быть превыше закона.
  3. Довести до конца хорошие реформы, начатые в сфере бизнеса (хоть и немного, но таковые есть).
  4. В остальном – придерживаться выделенных приоритетов и не распыляться на мелочи.

Видит ли это так же премьер-министр Молдовы? Надеюсь, что да! Что думает по этому поводу бизнес понятно из его открытых писем к премьеру. Вот, что мне пока не ясно так это, почему обе стороны не общаются на предмет теневой экономики? Это же огромная проблема нашей страны: для бизнеса это самый опасный нелояльный конкурент, а для государства – куча потерянных доходов в бюджет. Может тут и «зарыта собака»?

adorable-animal-blur-406014

 

«Съесть лягушку» или как правительству не размениваться на мелочи

После утверждения правительства Майи Санду многие кинулись советовать, чем именно это правительство должно заниматься. На первый взгляд всё правильно, ведь проблем много, они везде и для их решения нужно плотно сотрудничать, как с гражданами, так и с представителями разных областей, которые многое знают не понаслышке и даже могут предложить вполне достойные решения. И вот, в помощь новому правительству посыпались рекомендации, пожелания и даже списки дел «to do», начиная от наибыстрейшего переноса здания посольства Р. Молдова во Франции, назначения нового посла в США, решения социальных вопросов, упрощения регистрации и закрытия бизнеса, изменения законодательства в области средств массовой информации, и доступ медийных организаций к государственной информации, преобразования в здравоохранении, улучшения инфраструктуры, и, заканчивая требованиями гражданского общества навести порядок в этой области и расследовать беспочвенные атаки против его представителей. Это, конечно, не все – советов и требований намного больше и их «поток» скоро не остановится, а это значит, что у правительства Санду есть серьёзная проблема – завышенные ожидания граждан!

На прошлой неделе в Вашингтоне, в ходе своей встречи с молдавской диаспорой, министр иностранных дел Р. Молдова заметил, что «все предыдущие молдавские правительства провалились и правительство Санду тоже ждёт провал,  вопрос только в том, как много ему удастся реализовать до момента провала?». Возмутительное, на первый взгляд, заявление, лишённое энтузиазма и веры в свои силы. Но, если задуматься, то Нику Попеску прав! Настоящий альянс между диаметрально противоположными политическими партиями, который утвердил правительство Санду, очень нестойкий, и даже, если произойдет чудо, то, в лучшем случае у Санду есть всего лишь 4 года на решение всех проблем, в которых погрязла Молдова, а этого- увы, недостаточно. И тут возникает экзистенциальный вопрос Чернышевского: «Что делать?».  Я верю в схожесть правления страны с управлением бизнесом, а значит, из этой сферы можно позаимствовать решение. Что мы делаем в бизнесе, когда проблем много, а времени мало?

  1. Составляем список приоритетов (Make a list).

Стивен Кови, автор всемирно известной книги «Семь навыков высокоэффективных людей», писал: “The main thing is to make the main thing the main thing’’, что в переводе звучит так: «Главная вещь- это сделать главную вещь главной вещью» (перевод автора).  Достижению наиважнейших целей никогда не должны мешать вещи менее важные. У вас бывали ситуации, когда вы жаловались на проблемы со здоровьем, а ваш собеседник доказывал, что состояние его здоровья намного хуже? Подобное сейчас происходит в Молдове: проблем много и каждый считает, что его проблема важнее, следовательно, должна быть в приоритете, и «давит» на правительство. Со всем уважением к гражданам Молдовы, которые избрали нынешнее руководство страны, к специалистам из разных отраслей, к средствам массовой информации, прошу вас – ОСТАНОВИТЕСЬ! Все проблемы сейчас решить невозможно, да и не нужно, решать надо основные ПРИОРИТЕТЫ и бросить на это решение все имеющиеся ресурсы.  В этом и заключается роль правительства, которое должно составить тот самый СПИСОК, короткий, но неимоверно важный, который в бизнесе мы называем «Master list». Каким образом? Ответив на вопрос: «А что является по-настоящему важным на данный момент для Р. Молдова?

Если я смогла бы выбрать три основных направления, какими бы они были? По моему мнению, выбранные приоритеты должны кардинально изменить имидж страны, вернуть доверие граждан, иностранных партнёров и инвесторов, привлечь финансовую помощь международных организации и увеличить индекс эффективности правительства, который, как я уже писала, ниже плинтуса. Представляю вам три, на мой взгляд, основных приоритета:

Возобновление серьезного и конструктивного диалога с Европейским Союзом и другими международными партнерами, которые поддержат основные реформы, как финансово, так и технически.

Борьба с коррупцией, которая включает в себя и обязательную «чистку» системы, на основе критериев люстрации, установленных открыто и прозрачно в рамках законодательства.

Реформа юстиции параллельно с расследованием кражи миллиарда и привлечением к ответственности всех виновных, независимо от статуса, функции и родственных связей, с последующим возмещением причинённого ущерба.

  1. Фокусируемся на решении приоритетных задач (Stay focused).

Во времена Первой Мировой Войны французы широко использовали метод фильтрации раненых солдат, придуманный доктором Dominique Jean Larrey. Этот метод, который по сей день используют современные больницы, известен нам под названием triage (анг.) или triaj (рум.). Так как раненых было много и доктора не успевали заниматься всеми, то поступающих в госпиталь делили на 3 категории:

– обреченные на смерть, независимо от медицинской помощи,

– солдаты с легкими ранениями, которые выживут, независимо от скорости получения медицинской помощи,

– солдаты, которые могут выжить только при условии получения незамедлительной медицинской помощи. Именно на последней категории и фокусировались медицинские работники.

Этот принцип широко распространен в бизнесе при принятии решений: сконцентрироваться на проблемах, которые нужно решить незамедлительно, не думать о том, что решить уже нельзя и не тратить своё время на проблемы менее важные.

На той же встрече в Вашингтоне, Нику Попеску отметил, что нет в Кишинёве особой эйфории, так как все «смотрят на гору проблем, стоящую перед ними», и думают, как бы решить большую часть этих проблем. Секрет в том, чтоб решить меньше, но лучше, то есть наиважнейшие проблемы, а не много разных проблем. Тем более, что сколько не решай, проблем меньше не станет. Именно поэтому я сейчас не пишу очередное обращение или открытое письмо правительству о приоритетах для бизнеса и улучшения экономики, так как понимаю фундаментальное отличие между MUST HAVE и NICE TO HAVE.

  1. Развиваем навыки эффективного управления временем, чтобы не сбиться с курса (Develop effective time management skills to stay on track).

Премьер- министр и министры не могут справиться одни с решением приоритетных задач, да еще и в столь короткое время. О качестве государственных кадров я уже писала, далеко не секрет, что большинство работают на 50%, а некоторые вообще работать не хотят. В основном, в министерствах и ведомствах нет дисциплины, за исключением своевременного ухода вечером домой, нет оценки деятельности (Key Performance Indicators) и навыков, так же, как и достойной и функциональной системы поощрения. Какие результаты принесёт люстрация и реформирование центральной администрации – не знаю, но работать надо уже сегодня и с теми человеческими ресурсами, которые достались по наследству. Поэтому, исходя из выбранных приоритетов, надо разработать план действий для каждого министерства и ведомства и строго проверять его выполнение с целью появления минимальных навыков у госслужащих:

– планирование и постановка задач,

– список действий на месяц, неделю, день,

– эффективное взаимодействие по горизонтали, включая межминистерское,

– отчетность и проверка статуса по вертикали,

– дисциплина.

Безрезультатность это не только проблема молдавских госслужащих, это бич всех современных организаций, потому что многие люди путают концепты «деятельность» и «достижения». Эти люди ведут бурную деятельность, много говорят, организуют нескончаемые собрания и даже строят замечательные планы, но, как я говорила уже в своём интервью для Аgora, если нет результата, значит, ничего нет и не было. Как же, скажете вы, столько проблем, а я предлагаю такое простое решение. Вы слышали о «Бритве Оккама»? Это методологический принцип, разработанный в 1342 году английским философом Уильямом Оккамом, в кратком виде гласит: «Не следует множить сущее без необходимости». Суть же его состоит в том, что при решении проблем либо их комплекса, самое простое решение зачастую является правильным.

Следует отметить, что решение простое, а вот его реализация сложна!  Когда-то Марк Твен сказал: The first thing you do each morning is to eat a live frog.Первым делом с утра съешь живую лягушку», перевод автора). К этому всемирно известный американский мотивационный спикер Брайан Трейси добавил: «Если вам надо съесть двух лягушек, то начните с самой страшной» (перевод автора). «Лягушка» это самое трудное и самое важное из всех предстоящих дел, приоритет, решение которого человеческая натура привыкла откладывать.

Так вот, самое сложное для правительства Санду это не только самим «съесть лягушку», но и научить своё окружение делать это каждое утро! Если с утра «съесть лягушку», остаток дня обещает быть чудесным, ведь худшее на сегодня уже позади. Не хотите попробовать?

amphibian-amphibians-cute-56003

 

«Молчание ягнят» или почему молчит бизнес

На фоне происходящих в стране событий говорить о бизнесе вроде как не к месту. Легче перефразировать Гамлета, и сказать: «Прогнило что-то в Молдавском государстве». Фундаментальными проблемами были и есть отсутствие верховенства закона и расцвет коррупции. Многие возмущались по этому поводу, но жизнь текла своим чередом по принципу: собака лает, а караван идет. Казалось, что коррупция где-то там далеко от нас, простых обывателей. А ежели она ударит по нам, то мы подсуетимся, пожалуемся, в суд пойдем, опротестуем, в конце концов уедем из страны. То, что закон писан не для всех – мы знаем, поэтому стараемся не попадать в критические ситуации, осторожничаем, авось пронесёт. Увы, не пронесло!  По- моему мнению, произошло самое страшное для демократии: гарант верховенства Конституции – Конституционный суд стал превыше Конституции, а воля народа, изъявленная посредством парламентского большинства, была просто-напросто проигнорирована. Вернее она была перенесена на следующий раз, 6 сентября, пятница, «после дождичка в четверг». Взяв нас на ура, нам хотят впихнуть в подсознание, что «МОЖЕТ» значит «ДОЛЖЕН», три месяца это 90 дней, и вообще «Жираф большой – ему видней!». Но самое интересное, что данные решения никто не может опротестовать, так как это буква закона. И вуа ля, в Молдове кризис, искусственно созданный, но серьезный кризис. Общество как-то сразу разделилось на три лагеря: «За», «Против» и «Воздержались». Все свели к противостоянию партий, но это же не суть кризиса, граждане, смотрите глубже, берите шире, проанализируйте ситуацию ваших гражданских прав на сегодняшний день, почувствуйте горечь послевкусия.

Что касается бизнеса, то он пока воздерживается, за ооооочень малыми исключениями, и я этому не удивляюсь, ведь псевдо – кризис диктует: «Кто не с нами, тот против нас! Делайте ставки, Господа». «Правильный» бизнес и не должен отвечать на такие провокации, он должен отделить шелуху от семечек, и выступить за здоровую бизнес-среду, гарантом которой является верховенство закона.

Намного больше, чем молчание бизнеса, меня смущают иные явления. Первое – большое количество воздерживающихся граждан Молдовы. Мы забываем, что гражданство – это не паспорт, а ответственность. Билл Гейтс называл это «участием в жизни». Второе – это «ярые сторонники», ставшие таковыми под влиянием «политических профессионалов», сами будучи «безграмотными в вопросах власти». В результате такой «безграмотности» лишь немногие, кто понимает, как «работает власть» в гражданском обществе, как, например, законопроект становится законом, предубеждение – политическим курсом, а слоган становится общественным движением, и т д, обладают несоразмерным влиянием, и они крайне рады заполнить вакуум, созданный невежественностью большинства. Вследствие «безграмотности» в вопросах, касающихся власти, возникает концентрация знаний, и влиятельных лиц.  Дело в том, что большинство людей не ищет и не хочет видеть реальных вещей. Большая часть этой «гражданской безграмотности» осознанна. Есть и те, кто думает, что всё это дело грязное, и не хотят иметь ничего общего с политикой. Есть некоторые, считающие, что властью обладают только крупные бизнесмены, а другие считают, что она только у правительства. В итоге, каждая сторона ослеплена своим избирательным негодованием. Есть наивные, считающие, что хорошие вещи просто случаются, и циники, считающие, что плохие вещи просто случаются; есть удачливые и неудачливые, считающие, что им выпадает то, чего они достойны или чего не заслужили.

В результате такого «пресмыкающегося фатализма» в общественной жизни мы имеем удручающе низкий уровень знаний гражданских прав и осознания себя, как гражданина страны. Весь предмет власти фактически попал в субподряд к группе профессионалов: политиков, политических анналистов, лоббистов, пиарщиков, финансистов, докладчиков, исследователей, итд. Оставшейся части населения остаётся лишь одно – чувствовать себя любителями, первоклашками. Мы становимся демотивированными и начинаем отстраняться, либо поддаёмся манипуляциям и влиянию.

Что бы, наконец, очнуться, не оставаться в стороне, не быть использованными и дальше «политическими профессионалами», гражданам надо учиться политике. Подумайте на примере нынешнего кризиса. Сколько из вас заранее знали об устройстве Молдавского государства, своих правах, нашли время прочитать Конституцию, Закон о Конституционном Суде, Код конституционной юрисдикции, внимательно послушали решения Конституционного суда и перечитали статьи законодательства, упомянутые в этих решениях, послушали позиции сторон, международных партнеров, экспертов, все это продумали, «переварили» и приняли осознанное решение? Я тоже человек эмоциональный, но жизнь научила меня принимать решения с холодным умом. Я не принадлежу ни к какой партии и у меня для всех найдется конструктивная критика, но я за справедливый подход, соблюдение закона в демократическом обществе и уважение моих гражданских прав.

Вернёмся к бизнесу. Почему он молчит? Бизнес не эмоционален, он расчетлив, не любит неоправданных рисков и теоретически аполитичен. Я бы выделила три большие категории молдавского бизнеса:

  1. Представительства международного бизнеса. Этим компаниям уже много лет, они навидались многого в разных странах и приспособились вести бизнес в разных условиях. У таких компаний есть корпоративная культура, план по менеджменту кризиса (crisis management plan), план по непрерывности бизнеса (BCP-business continuity plan), политика публичной коммуникации (public speaking policy) и много других обязательных к соблюдению правил. Данные компании научены работать при любой власти, а процесс согласования позиции компании занимает немало времени, поэтому не ждите от них активной политической позиции (хотя есть и нездоровые примеры, когда корпорации стоят за политическими решениями в целях лоббирования своих бизнес – интересов).
  2. Местный бизнес. В основном это мелкий и средний бизнес, которому тяжело противостоять власти. Данный бизнес чаще плывет по течению и не хочет вовлекаться в политические игры, так как это «себе дороже». Его цель обеспечить стабильный доход собственнику и его семье, в стране, где на зарплату жить нереально. Вероятность, что данный бизнес вовлечется в сегодняшний кризис очень мала, разве что те, кто имеют политическую принадлежность, либо «натерпелись» от давления режима.
  3. Госпредприятия и бизнесы аффилированные власти (существовали на протяжении всех лет Молдавской государственности). Естественно, данный бизнес легко сделает выбор. Вернее выбора у него нет, он либо государственный (это отдельная история), либо просто один из самых выгодных бизнесов в Молдове, а значит, при смене власти потеряет все: госзакупки, поставки товаров и услуг, контрактные работы и даже «крышу». Единственный мотив, по которому аффилированный власти бизнес выберет не идти публично, это сохранить имидж «ничейного», но поверьте, скрыто он будет помогать тем, кто его породил.

Первая и вторая категории молдавского бизнеса хотят стабильности, прозрачности и предсказуемости при любой власти. Поэтому, они должны ратовать за правовое государство, верховенство закона и борьбу с коррупцией. Я надеюсь, в последующие дни это произойдет, как минимум посредством бизнес ассоциаций, таких как AmCham и EBA (ежедневно проверяю и сайт АОАМ…., шутка). Что касается третьей категории, которой власть обеспечивает стабильность и рост, надеюсь однажды нам удастся свести её на нет.

Почему нам? Мы живём в такое время, когда, несмотря на глобализацию, гражданственность как никогда локальна. Только МЫ, граждане, вместе можем создать процветающее государство –государство осведомленных, ответственных и достойных граждан. А вы каким гражданином являетесь?

bonding-daylight-friends-1645634

 

Бизнес Cреда №3

Предпринимателями рождаются или ими становятся?  Это каверзный вопрос!

Как часто вы задавали себе этот вопрос, думая, почему вам не везёт в бизнесе? Либо слышали от своих друзей и знакомых: «Мы, молдаване все предприниматели, всегда найдем, как решить проблему, обойти препятствия, придумать что-нибудь эдакое…». Или наоборот: жалобы на то, что ничего не получается, нет у меня предпринимательской жилки, какой там бизнес, родители учителя, вырос в СССР, меня этому никто не учил и т д.

Так, что же это предпринимательская жилка – генетика, бизнес- образование или приобретённые навыки?

adult-biology-chemical-356040

О существовании «гена предпринимательства» говорят уже давно и проводят в этой области разнообразные исследования. Например, генетики из лондонского Kings College опубликовали в 2012 году работу  «A Study of Gene-Environment Interactions In Entrepreneurship», в которой говорится о том, что умение находить бизнес-возможности, вести дела, и, в принципе, само стремление стать предпринимателем приобретаются по наследству, посредством определённых ген, в пропорции 37–48% . Сами авторы признают неоднозначность данного вывода и необходимость продолжения работы в этой области. Пока доказать существование гена не удалось никому, за неимением достаточной генетической информации. Что удалось, так это сделать вывод о том, что среди предпринимателей много дислексиков (дислексия – существенные трудности в овладении чтением ,в т. ч. в понимании прочитанного, и письмом у нормальных в других отношениях детей, Большая психологическая энциклопедия).  Кстати, 20% британских и треть американских предпринимателей являются дислексиками, например: Richard Branson, Ted Turner, Paul Orfalea, Charles Schwab , Alan Meckler , Henry Ford, и другие. Одно из исследований в данной области «Dyslexic Entrepreneurs:The Incidence; Their Coping Strategies and Their Business Skills»  профессора London’s Cass Business School, Julie Logan показало, что дислексики по сравнению с нон-дислексиками чаще:

  • Владеют более чем одним бизнесом.
  • Развивают свой бизнес быстрее остальных.
  • Начинают бизнес сразу после окончания школы.
  • Превосходны в ораторском искусстве, решении проблем, делегировании и пространственном мышлении.
  • Подлежат воздействию ментора (в сравнении с нон-дислексиками, которые чаще подлежат воздействию системы образования)
  • Управляют большим количеством людей, благодаря умению делегировать.

Одним из тех, который открыто говорит о своей дислексии является Ричард  Бренсон, английский предприниматель, основатель Virgin Group. Он честно рассказывает, как бросил школу в 15 лет, чувствуя себя там полным дураком, а до 50 лет не знал толком разницу между оборотом и прибылью. В то же время он считает, что его дислексия помогла ему стать успешным, так как он стал концентрироваться только на том, в чем он действительно хорош, научился правильно делегировать и окружать себя хорошими людьми, он до сих пор пишет с ошибками, но его интуиция почти никогда его не подводит.

Однако, если будет доказано, что предпринимателями рождаются, а не становятся, то соответствующее образование потеряет смысл. И тут, многие университеты встали на защиту бизнес- образования. Ну посудите сами, как можно стать успешным бизнесменом, не зная основ бухгалтерии? Примеру Бренсона не следует подражать, а надо, «Учится, учится и еще раз учится».

adult-blur-books-261909

Итак, исследования продолжаются и в этой области, с целью доказать, что предпринимателем, все-таки, СТАНОВЯТСЯ  и точка! В колледже Babson Massachusetts исследователи изучили 4000 своих студентов с 1985 по 2009 год и выяснили, что те, кто выбирал более одного курса по предпринимательству, чаще открывали свой бизнес, чем те, кто брал только один курс.

Университет Zurich из Швейцарии и Siegen University  из Германии опубликовали совместное  исследование в 2013 году, выявив разницу между предпринимателями и работающими по найму. Изучив 2000 немецких студентов, они пришли к выводу, что более склонны к ведению бизнеса те, кто не погружается в одну конкретную сферу знаний, а обладает поверхностным представлением обо всём. Узкие специалисты становятся их подчинёнными. Тем самым, они подтвердили теорию стэнфордского экономиста Эдварда Лейзира о предпринимателе, как «мастере на все руки», который считал, что студенты, изучающие больше предметов и работающие в разных сферах, скорее станут предпринимателями, чем остальные.

Ну, и конечно не могу не затронуть самое модное сейчас направление: мотивационные тренинги, и статьи ! Тексты вроде «15 качеств, которыми должен обладать предприниматель» есть практически везде. Я сама на это западала, когда «променяла» юриспруденцию на бизнес.  Вас учат непонятно чему, используя разные цитаты из «опусов» предпринимателей, и, надо отметить, что это обучение обходится недешево (кстати, читать мои статьи бесплатно, кликать на гиперссылки и заниматься саморазвитием – может стать оптимальным вариантом). Я провела немало тренингов, будучи директором сети заправок Bemol, но всегда давала примеры из своей практики: смена стратегии компании, переход на собственные АЗС вместо арендуемых, успешная акция #atmAsfera , повышение продаж, улучшение обслуживания, личный бренд …  Мой совет: выбирайте тренинги людей, которые могут поделиться собственным опытом, привести измеримые примеры, а не сухие цитаты великих. Вы платите, а деньги любят счёт! Не выбрасывайте их « на ветер» – это одно их правил предпринимательства.

Опыт позволяет избирательно относиться и к выводам  учёных в области важных предпринимательских навыков. Из всех, мне по душе одно из последних исследований на эту тему, которое провёл директор Центра предпринимательства в Колорадском университете Томас Дуэнинг. Он выделил пять ключевых умений, которыми должен обладать предприниматель: распознавание возможностей (Opportunity Recognizing Mind), проектирование (Designing Mind), управление рисками (Risk Managing Mind), умение пережить неудачу (Resilient Mind), склонность к действиям (Effectuating Mind).

athlete-biceps-body-38630

В заключении, я честно признаюсь, что не могу вам ответить однозначно на этот будоражащий мозг вопрос. Сами видите, сколько всяких и разных исследований, пропаганды и мнений. Но могу поделится своими наблюдениями, которые, надеюсь, помогут вам «рискнуть» стать предпринимателем:

  • Успешные предприниматели НЕ самые умные и высокоэффективные люди. Большинство предпринимателей НЕ являются первыми в классе либо на курсе. Они НЕ хотят нравится людям. Наоборот, они пытаются понять, к чему они «не равнодушны», что у них действительно хорошо получается, а все остальное им, извините, «по барабану». Ну  совсем НЕ отличники по аналогии со школами СССР, а в Америке такие люди учатся на А+ по интересным для них предметам и могут даже не ходить на остальные курсы, либо более того, просто бросают школу (как Бренсон) потому, что не находят там ничего полезного. Нет- нет, я не призываю вас бросать школу, но вы определенно должны быть чем-то увлечены. Это что-то впоследствии будет у вас чертовски хорошо получатся.
  • Предприниматели НЕ супер- люди, у которых все получается, как по мановению волшебной палочки. Мы восхищаемся Stive Jobs, Jeff Bezos, Bill Gates, Elon Musk, Mark Zuckerberg, но сами по себе эти люди совсем НЕ гениальны. Зато они хороши в подборе команды, ведь у команды шансы на успех намного больше, чем у индивидуума. Не расслабляйтесь, всегда внимательно выбирайте людей для своей команды, окружайте себя качественными людьми.
  • И, все- таки, предпринимателями НЕ рождаются. Как бы ни были раньше популярны семейные бизнесы, которые передаются от отца сыну, от сына к внуку, статистика показывает, что в наше время большинство предпринимателей рождаются в семьях людей, у которых нет с бизнесом ничего общего, и, уж тем более, нет никакой предпринимательской генетики. Поэтому дерзайте, и верьте в вашу «чуйку» больше, чем в сертификат о рождении.
  • Предприниматели НЕ любят неоправданные риски. Сколько настоящих предпринимателей (не показушных, как принято у нас в Молдове) вы видели в казино? Я ни одного. Для них это глупо, так как ты ничего не контролируешь. Предприниматели – люди рисковые, но принимают они риски рассчитанные и там, где у них есть преимущество. Рискуйте, но не «в омут головой», холодный расчет поможет трансформировать риски в преимущества.
  • Как вам не странно слышать, но предприниматели НЕ харизматичны в своем большинстве, но они лидеры. Вам нужно лидерство (Leadership)- не путайте его с харизмой!
  • Успешные предприниматели – визирнеры, люди дальновидные, с виденьем и пониманием перспективы. Вы можете не быть Elon Musk и не создать SpaseX, но у вас должно быть понимание того, что происходит вокруг, на вашем рынке, куда надо двигаться, и, как налаживать взаимоотношения с людьми.
  • Предприниматели, люди дисциплинированные. Нам всегда казалось, что «буржуи» только веселятся и гуляют, а бизнес работает сам по себе. Это не так, даже делегировав, вы должны «держать руку на пульсе», контролировать, быть вовлеченным. Каков процент вовлеченности? Elon Musk «зашивается» без отпуска и выходных, покуривая марихуану, Stive Jobs умер, создав империю и apple-голиков, Mark Zuckerberg приходит лично на слушанья в Конгрессе США по нарушению Facebook прав граждан на защиту персональных данных, а Jeff Bezos находит время изменять своей жене, хотя при разводе потеряет титул самого богатого бизнесмена в мире , определите для себя, чего вы хотите и будьте постоянны!

Вам здоровой бизнес-среды, а я пока изучу результаты своего генетического теста, который я сдала здесь в США. К сожалению, на «геномы предпринимательства»  еще не тестируют, но можно провериться на геномы рака, Паркенсона, Альцгеймера, тромбофлебита, гемохроматоза и других заболеваний, которые могут помешать вам стать успешным предпринимателем.

Будьте здоровы! До встречи, в следующую среду.

 

 

 

Бизнес Среда №2

Стартап – это звучит модно!

У всех на слуху в нашей стране термин СТАРТАП (Startup), причем уже давненько. Правда, обсуждения и работа в этой сфере активизировались с появлением в Молдове Ассоциации Частных ИТ-компаний, а затем небольшой сети бизнес -ангелов (Angels Network), созданной по инициативе той же ассоциации.

Тем не менее, как я заметила, лишь немногие в Молдове знают наверняка, что такое СТАРТАП и могут отличить его от классического нового среднего и малого бизнеса. Наверное, путаница тянется от буквального перевода с английского: «Startup» – стартующий, «Startup company» – начинающая, стартующая компания. Вот и получается: появилась идея, открыл О.О.О., взял из Регистрационной Палаты сертификат и выписку, и стал стартапером. Я, конечно, утрирую, но даже в США, где первый раз этот термин был использован в 1973 году и ежегодно стартуют тысячи таких бизнесов, многие не знают, а в чем же принципиальная разница между SME (small and medium enterprise/ средний и малый бизнес) и Startup.

Конечно, есть много определений стартапа, ведь концепт динамично развивался с 1990-х, когда произошёл взлёт акций интернет-компаний и началась переориентировка на интернет-бизнес. Вот несколько из самых известных:

– «Стартап – это компания, работающая, чтобы решить проблему, когда решение не является очевидным и успех не гарантирован», определение  Neil Blumenthal, одного из основателей Warby Parker.

– «Стартап=рост», говорит Paul Graham, основатель венчурного фонда Y Combinator.

–   И, пожалуй, самое знаменитое определение стартапа дал всемирно известный американский предприниматель Стивен Бланк: « временная структура, существующая для поиска воспроизводимой и масштабируемой бизнес-модели».

Все эти определения разные, но все правильные, так как подчеркивают основные характеристики стартапа:

Инновация. Все успешные бизнесы решают проблемы, некую «боль» клиента или рынка, но решение не является инновативным (например: в открытии продовольственного магазина в удаленной деревне нет ничего нового, это просто решение «боли» потенциальных потребителей). Инновация же, это то, что приносит миру некую ценность, меняет подход, например, делает что-то быстрее, лучше, дешевле, приносит нам большое удовлетворение. Многие путают инновацию с изобретением, с некой умопомрачительной идеей, технологией, новизной.  Я сама долго искала определение, которое правильно отражает инновацию в бизнесе, и нашла: Инновация = Изобретение умноженное на  Коммерциализацию, автор Edward Roberts Massachusetts Institute of Technology (MIT).  Заметьте, если один из множителей равен нулю, то инновации не существует, просто идея (изобретение) сама по себе еще не несет ценности, так как ей нужен кто-то, кто бы её правильно продал. А момент «продажи» и есть момент, когда она приобретает ценность и становится важной  для окружающих. И, кстати, мы всегда думали, что наиважнейшей составляющей частью стартапа является изобретение, но в наше время все больше доказательств того, что коммерциализация играет основную роль. Bill Gross исследовал 250 стартапов, в числе которых были не только успешные AirBnB, Uber, Space X, но и те, которые потерпели провал. Результат исследования:  замечательная идея несомненно важна, с нее все начинается, но зачастую  она может дать лишь максимум 28% успеха. Вот к такому выводу пришел основатель Idealab.

single-biggest-reason-why-startups-succeed[9949]

Пример Apple, которая считается одной из самых инновационных компаний в мире, показывает насколько важно уметь продать идею. Их инновация Ipod, основанная на технологии MP3 была придумана немецкой компанией Fraunhofer-Gesellshaft. Права на запатентованную MP3 обходятся не дёшево, но никто из нас не знает автора, зато мы знаем Apple, который умело продал нам технологию. Тут вспоминаю Владимира Мариновича, который шутил при нашей встрече: «Кто придумал – заработал 1$, кто произвел – 3$, кто привез – 5$, а кто продал – 10$».

Кстати, о технологиях. Еще одно заблуждение, вызванное тем, что большинство стартапов в мире представлены в сфере IT, мнение, что инновации по типу являются технологическими, так как в данной области постоянно что-то изобретается. Это не так, области для инноваций могут быть самые разные, например:

  • Инновация самого продукта, Fitbit, Kindle, и, в свое время, электрические стеклоподъемники.
  • Инновация процесса: конвейер Форда, который позволил собирать машины не за 12 часов, а за 90 минут.
  • Инновация бизнес-модели, одна из самых сложных, но популярных. 19 лет назад Google заменил баннерную онлайн рекламу на Google adwords. Другой пример успеха – Itunes, когда Apple изменил подход к продаже песен с абонемента на возможность купить одну песню «всего» за 99 центов.

Цель. «Масштабируемый» стартап изначально планирует стать большой компанией, в то время как SME-это местная компания, созданная для получения прибыли, не являющаяся доминантной на своем рынке. Несомненно, малый и средний бизнес особо важен для экономики страны, являясь одним из показателей здоровой бизнес- среды, но его цель не столь грандиозна, она заключается в том, чтобы занять долю рынка и обеспечить быстрое получение прибыли.

Стартап имеет некоторые схожести со SME, но ориентирован он на глобальный рынок, который хочет «перевернуть», создав беспрецедентную бизнес-модель, став лидером в своей области. В то же время, это не приносить быстрой прибыли, могут пройти месяцы, а то  и  годы  пока стартап заработает  первые  деньги.

Финансирование. Открывая малый или средний  бизнес учредитель, обычно вкладывает свои сбережения, занимает деньги у семьи, друзей либо банков. Деньги занимает он пока «раскрутится», так как стремится стать самодостаточным и побыстрее отдать долги. Еще некоторое время назад, основными инвесторами в стартап были те же FFF – «friends, family, fools», в переводе – «друзья, семья и дураки». Собственные средства тоже использовались (вootstrap) , например, Pierre Omidyar, основатель eBay, запустил интернет-аукцион, как хобби, и только когда провайдер сообщил ему, что объем трафика слишком вырос, он начал взимать плату с пользователей. Но «масштабирование», исключительно за счет своего капитала это тяжелая ноша, поэтому новые идеи предлагаются венчурным фондам, бизнес-ангелам, выставляются на биржах стартапов с целью найти инвестора, готового принять высокие риски. Основной принцип финансирования: каждый раз, когда стартапер получает деньги на развитие, он отдает долю своей компании, а инвестор становится совладельцем. Ну и, конечно, предел мечтаний стартапов это финансирование через IPO (Initial Public Offering/первичное публичное размещение). Самые ожидаемые IPO 2019 года: Uber, Plantir, Lyft, Pinterest, Slack, AIRBNB.

Временная структура, так изначально задуман стартап, в то время как обычный бизнес требует долгосрочного подхода, часто даже передаваясь из поколения в поколение, как семейный. Почему временная? Как только учредители докажут, что бизнес – модель работает, она начнет внедряться либо ее продают. Например, в 2012 году компания Yahoo купила у 17 летнего парня стартап Summly, основанный на алгоритме поиска новостей, за 30 миллионов долларов. Данное мобильное приложение автоматически собирает анонсы из огромных статей в читабельный текст и сразу дает понимание, о чем говориться в полном содержании статьи. Это, как понимаете, пример успешного стартапа, статистика по США показывает, что 92% стартапов закрываются в первые три года существования. Для SME эта цифра намного более щадящая – 32%.

Рост. Этот показатель важен для всех. SME должно расти, чтоб быстрее приносить прибыль, а затем успевать за потребностями рынка и потребителя, но это, как говорится, «дело житейское». Стартап же должен дать максимальный рост в наикратчайшие сроки, разработав воспроизводимую и масштабируемую бизнес-модель. Как вы заметили по определению выше, Paul Graham считает быстрый рост главной характеристикой стартапов (4%-7% в неделю по ключевому показателю). Десять процентов и выше, считается исключительным показателем, а менее 2% в неделю – слабым. Например, Snapchat «выстрелил» от нуля до 100 миллионов пользователей менее чем за пять лет. Это много или мало? Graham пишет на своём сайте, «что стартапы, которые хотят идти по стопам Facebook/Twitter, создавая, то, что они надеются понравится многим, но недопонимая, как они на этом будут зарабатывать, должны показать еще больший рост, так как таковые компании нуждаются в огромном количестве пользователей, чтоб достичь успеха.»

Риск. Если вы прочитали всё внимательно до этого пункта, то не мне вам объяснять, что стартап – это дело рисковое. А значит, не всем «по зубам». В отличии от основателя обычного бизнеса, основатель стартапа, человек «ненормальный», он хочет поменять мир и страстно верит, что его идея по-настоящему «большая», и более того, убеждает в этом других, которые не прочь рискнуть и вложить в эту авантюру деньги. Рекомендую, найдите 3 минуты и жмите на ссылку, чтобы послушать Стивена Бланка – «типичного стартапера».

Тему СТАРТАПА я как-нибудь продолжу, а пока желаю вам здоровой бизнес-среды. До встречи в следующую среду.

poza1